Folio Verso

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Folio Verso » Настоящее » [26.05.2116] Тревожный звоночек


[26.05.2116] Тревожный звоночек

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Mune Devero, Nicole Berry
Место действий: 0 этаж - "Альфа", жилище семейства Деверо
Время действий: 26.05.2116, 23:00-01:00
Краткое описание ситуации: Любимый отец часто снится Мьюн... Но очередное явление образа обожаемого родителя происходит не с наилучшими последствиями.

Отредактировано Mune Devero (2015-08-02 11:17:02)

0

2

Она всеми фибрами, закромами-углами, каждой клеточкой-атомом души ненавидела такие вечера. Ей будто перекрывали кислород, будто стягивали горло щедро смазанной мылом петлей… Ей казалось, что квадратные метры комнаты назло уменьшали свое количество, стены буквально давили со всех сторон. Она задыхалась, сознание отказывалось быть ясным и трезво оценивать, казалось бы, обычную повседневную ситуацию — разговор с матерью.
На днях снова кто-то уснул, представляешь? Кажется, говорили, что это молодой парень… хм, с «Гидры»? Да, точно!
«Заткнись! Заткнись! Как ты можешь о таком говорить с таким спокойным и умиротворенным выражением лица?! Бездушная, бесчувственная! Нет в тебе сердца, нет ничего святого!» Мьюн еще крепче зажмурилась и сильно прижала к себе подушку подтянутыми к подбородку коленями. Едва доковыляв домой с тяжелой смены, девушка хотела хорошенько отдохнуть перед очередным рабочим днем, но не получилось: по непредвиденным обстоятельствам миссис Деверо тоже решила ночевать дома. Возможно, что и нет повода для паники или чего-то там еще в подобном роде, но для Мьюн это было катастрофой. Если бы сейчас была возможность удрать восвояси, она бы долго не думала и воспользовалась бы ею, но, увы — комендантский час, да и нет у нее друзей, у которых можно было бы переночевать.
Женщина, увлеченная рассматриванием своей внешности в зеркальце, сидела на кровати, находящейся напротив дивана, который девушка использовала как спальное место. Не будь в комнате младшей Деверо подобия мастерской, заваленной огромным количеством красок и разных масок, девушка ни за то не осталась бы надолго в одной комнате с матерью. Вот такие «чудеса» творит ненависть к родной душе, которая причинила Мьюн много боли в детстве. А Кларисса Деверо же просто следовала клятве Гиппократа и желала вылечить дочь…
Кажется, что каждый день кто-то пропадает… Как не уснет кто-то, так тут же нарисуется в тюрьме (конечно, легче всего спрятаться в камере, нежели работать на благо общества!).
«Заткнись, умоляю! В этой железной коробке и так трудно дышать, а тут еще ты добавляешь яда в эти серые дни… От твоей профессии никакого толку, только лишь название придает всему важность! Лучше бы ты уснула, а не отец!» Девушка беззвучно застонала и завалилась набок: даже сил на более гневные мысли не было, жутко болела голова, в висках пульсировал и извивался клубок… нет, не гадюк, там будто был целый выводок анаконд. Кое-как приоткрыв глаза и посмотрев сквозь мать, девушка зацепилась взглядом на кучку масок, украшавших кусок стены у изголовья родительской кровати. «Отец, видишь те красиво улыбающиеся «лица»? Ты такую же маску натягивал, когда разговаривал с ней? И как… как ты ее терпел? Какая же между вами была любовь… до меня?»
Мьюн, тебе нехорошо? — женщина отставила в сторону какую-то безделушку, которую, скорее всего, ей подарил новый воздыхатель, и уставилась на дочь лишь на 15% обеспокоенным взглядом.
В этот момент перед глазами Мьюн поплыло море разноцветных пятен, в ушах зазвенело, а по телу прошла странная дрожь. Зажмурившись и немного помотав головой, девушке удалось вернуть каплю ясности сознанию. В горле почувствовалась неприятная сухость.
Да все нормально, — серьезно и с холодными нотками в тоне вымолвила Деверо и встала с дивана. Как ни странно еще и голова кружилась… — Все нормально, только воды бы выпить.
Сделав несколько шагов в сторону кухни, Мьюн зацепилась ногой за ногу и рухнула на колени. В голове трещало, перед глазами плыл разноцветный туман, а все тело словно превратилось в вату, по которой необычным способом пускали слабые щекочущие разряды… Возможно ли так, что тело Деверо затекло от неудобной позы,  в которой она просидела долгое время?
Мьюн?
Все… нормал…
«Нет, нет! Не подходи! Твои руки врача мне противны! Не подходи, я сказала!» — мысленно умоляла девушка, наблюдая как поднялась со своего места миссис Деверо. Становилось трудно дышать, лицо заливало потом. Мьюн обескуражено смотрела расширенным взглядом в яркое покрытие пола кухни и искала в себе ответы, что с ней сейчас происходит. Ведь смена была как смена, ну ладно, сегодня труднее было, чем в предыдущие недели... Но это же пустяк для трудолюбивого человека, верно?
Мьюн, ты… — Кларисса Деверо присела возле дочери и протянула руку к ее лбу.
НЕТ!
Мьюн резко отшатнулась от матери, упав всем телом на пол и, при этом ударившись головой, потеряла сознание.

0

3

Комендантский час это время, когда небольшая бригада скорой сидит на своем посту и фактически ничего не делает. Ну как ничего не делает. Составляют истории болезней, кто-то пересчитывает медикаменты(с этим тут было очень строго), а иногда просто спят, в общем ночная жизнь скорой редко насыщенна происшествиями. В маленьком городе вообще редко что случается сильно серьезное, если не считать сон, в который люди периодически впадают. Состояние похожее на литургию, интересное явление. Скорая редко что может сделать, процесс этот не обратим. И либо они уже забирают тело, для отправки его в энергетический центр, либо вкалывают успокоительное и подготавливают пациента морально. Никто не может с точностью до секунды сказать когда человек уснет. Но предшественниками этого явления всегда являются различные симптомы. Тошнота, головокружения, затрудненное дыхание, все человеческие органы готовятся ко сну и снижают свою активность, тем самым заставляя испытывать дискомфорт. На такие вызовы ездить было страшно, никогда не знаешь что тебя там ждет. Обезумевшая от горя мать, плачущая над заснувшим ребенком. Или отец семейства, оставшийся с грудным ребенком. Ситуации разные, перечислять их все нет смысла. Но порой это страшнее смерти. Умершего можно похоронить, а уснувший будет "работать", обеспечивая дальнейшую жизнь всех жителей. Спокойнее видеть, когда засыпают пожилые люди, их ждет лучшее существование в искусственных мечтах, а дети. Видеть спящих детей всегда тяжело. Даже жуткая гримаса смерти не сравнится с этим неестественным умиротворением. Врачи видят это каждый день и как никто другой понимают, что рано или поздно уснут и они.
Николь заполняла очередную историю болезни, а на этом нужно было сосредоточить все свое внимание, чтобы не допустить опечаток или ошибок, переписывать заново никто никогда не хотел. Девушка на секунду прикрыла уставшие от сточной смены глаза и в этот момент тишину подстанции разорвал тревожный звонок, срочный вызов.
-И куда сегодня? - громко спросила Николь, поднимаясь со своего места и хватая чемоданчик с медикаментами.
-Альфа. Хорошо хоть "наши" - ответил фельдшер, уже стоя у двери. Это значило, что сегодня путь будет короткий, ведь они и сами находились на этом этаже.
-Опять кто-то уснул? Мне кажется не стоит вообще поддавать огласке подобные случаи, народ начинает паниковать. А это не хорошо в подобном замкнутом пространстве. - промелькнуло у Николь в голове, пока она на автомате следовала за своими коллегами. Путь и правда был недалекий, несколько минут пути и вот они уже звонят в дверь.
Дверь открыла взрослая женщина, видимо мать. По ней видно было, что она встревожена, но до паники её состояние вовсе не доходило, значит, скорее всего, ничего серьезного. Николь не церемонясь прошла в квартиру, задав уже привычный вопрос.
-Здравствуйте. Где больной? - женщина указала на комнату. Бэрри кивнула и прошла внутрь, на диване лежала девушка, Николь не могла определить её точный возраст, но на вид не больше 20. Николь привыкла не запоминать больных и не искать в них что-то особенное. Имя, возраст, вес, хронические заболевания, на что жалуетесь - стандартный набор вопросов.
-Ну рассказывайте, что произошло. - монотонно произнесла Николь, доставая из кармана фонарик и проверяя реакцию зрачков. Однако, не дожидаясь ответа женщины, продолжила говорить.
-Реакция есть, не спит... - она достала стетоскоп, послушать дыхание и ритм сердца, переносной кардиограф конечно был, но дыхание девушки не могло не вызвать подозрений и слушала она в первую очередь легкие.
-Ну что, дыхание затруднено, хрипов нет, давайте эфедрин, нужно её разбудить. Если вдруг девочка расхочет дышать сама - набор для интубации.

+1

4

«— Мьюн, моя маленькая красавица… ты ведь знаешь, что очень похожа на меня? — широкая теплая ладонь отца коснулась моей макушки и легонько взъерошила мне волосы». Она помнит этот счастливый момент из немногих: ей тогда было десять лет, и отец впервые привел ее в Библиотеку. Как же тогда ей было радостно, как же она довольно улыбалась...
«— Я отойду в соседний отдел. Ты подождешь меня на этом месте? Будешь хорошей девочкой? — отец широко улыбается, его рука успокаивающе поглаживает широкий пластырь на моей спине.  Что… ты такое говоришь? О чем ты? Ты же меня никогда не оставлял одну ни на секунду!»  Но вместо произнесенных опасений, она продолжает  тянуть довольную улыбку и спокойно отпускает дорого ей человека. Того, кто идет не в соседний отдел, а в самую гущу черной дымки, взявшуюся посреди Библиотеки из-ниоткуда. «Что происходит? Такого на самом деле же не было! Не было!» В сознании образ маленькой девочки трансформируется в уже взрослую Мьюн. Судорожный вдох. Младшая Деверо в панике пытается сделать шаг, пытается рвануть с места и побежать за отцом. Вот она видит словно  в замедленной сьемке как протягивает вслед за ним руки… Но в следующий миг в до боли сжатых кулаках  оказывается лишь скользкий воздух, а не ткань родительской рубашки.
«— Мьюн, а ты красиво рисуешь, — отец обнимает меня и целует в макушку». Сделав последние штрихи красной краской на маске, вновь маленькая Деверо протягивает ее в подарок горячо любимому родителю. Это был ее первый подарок для него, который она сделала своими руками.  Мьюн тогда было тринадцать…
«— Как красиво получилось, родная! — отец не сдерживает эмоций и едва не пританцовывает на месте. — Я примерю ее сейчас, можно? Не бойся, я аккуратно, не испорчу раскраску…» Мужчина прикладывает маску к лицу, на минуту-другую замирает и, кажется, даже не дышит при этом. Следует истерический хохот, и отец  Мьюн падает на пол, все еще держа маску руками. С криком «отец!» девочка бросается к родителю… Но на полу валяется лишь чисто белая пластиковая маска с глупым вырезом-улыбкой. Младшая Деверо наклоняется и поднимает злосчастный предмет. Образ тринадцатилетней девочки вновь трансформируется во взрослую Мьюн. «Отец… Отец, ты же не хохотал тогда. Ты просто… просто упал, черт тебя дери! Ты потерял сознание!»
«— Что случилось, Мьюн? — отец обеспокоенно смотрит на меня, когда я сплошной грустной тенью вошла в жилище. Немо протянула ему листочек со школы, в котором должна буду указать свою будущую профессию. — О, надо же! Моя маленькая девочка уже выросла! Нет, ну надо же…» Доминик Деверо задумчиво почесывает щеку и медленно идет на кухню. Но вместо нужного помещения в той стороне оказывается лишь темнота, к которой не спеша направлялся отец Мьюн. Девушка судорожно вдыхает и пытается закричать… «Отец, остановись! Отец, не иди туда, не надо!»
В реальном же времени Мьюн лежала на диване и мотала головой со стороны в сторону. В ее руках от запястий к локтевым сгибам жгло огнем… А в сознании — шестнадцатилетняя Мьюн бежала за отцом, растворяющимся в черной гущи неведомого. Девушка видела, как она вот-вот схватит родителя за плечо, она верила, что в этот раз наверняка остановит ужас, повторившийся ранее — исчезновение мистера Деверо.
Мьюн с закрытыми глазами громко вдыхает ртом и рефлекторно приподнимается на диване. Руки на автомате выбрасываются вперед в надежде схватить что-то желанное. И младшая Деверо сжимает в захвате руку медсестры…
«Отец… Отец, я не отпущу тебя! Я так люблю тебя!» Девушка всхлипывает от нахлынувших чувств, что, наконец, вместо пустоты она держит в объятиях материальную, теплую и такую родную руку. Плеча Мьюн нежно касаются и поглаживают, успокаивают — «все хорошо, не волнуйся». Она медленно выдыхает воздух и пытается поднять тяжелые веки…
Папа... — неосознанно произносит Мьюн, и на ее лице расцветает улыбка.

0


Вы здесь » Folio Verso » Настоящее » [26.05.2116] Тревожный звоночек


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC