Folio Verso

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Folio Verso » Прошлое » [20.04.2115] Нити, связывающие нас.


[20.04.2115] Нити, связывающие нас.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники: Isaac Crowley & Mune Devero
Место действий: 2 этаж "Ковчега", периметр "Панета".
Время действий: 20.04.2115; вечер, время после смены.
Краткое описание ситуации: Когда у кого-то случается схожее с твоим горе, человек становится тебе ближе. Не важен возраст, пол и положение, это ощущается, скорее, на подсознательном уровне, когда появляется ещё одна невидимая нить, которая связывает человека с "Панет". Не существует исключений - только десятки и сотни нитей по периметру, только близкие по горю души.
Ситуация проста до невозможности. Айзек в какой-то_по_счёту раз посещал свою любимую, когда решился на ещё одно. Только на этот раз это был один из его лучших друзей, чья поддержка была особо ощутимой после того, как Джилл покинула этот мир, оказавшись во власти сна. Теперь Кроули один, и только эта связь с близкими и постоянные приходы не дают (или наоборот - пытаются) ему окончательно сломаться.
И, может быть, не ему одному?

Alma – The Gardener

0

2

- Знаешь, Джилл, сегодня было холодно. Барахлила система отопления, и нас вызвали на место разобраться – почти всю бригаду. Оказалось, утечка, небольшая, я оставил пару людей, которые быстро всё починили. После этого рабочий день оставался пустым и привычным – Совет отдаёт нам поручения через моего начальника, но по большей части это растрачивание нашего времени. Не то, чтобы не было работы, просто понимаешь, Джилл, она очень мелочная, - Айзек всматривается в потолок небольшой комнаты – обители для его невесты и ещё шестерых человек – кто-то из них знакомый, кто-то – не очень. Они спят и видят свои сны, и вместе с ними Джилл, бесконечно спящая Джилл, разделяет их общий сон. Айзек сглатывает ком в горле и протягивает к любимой руку, но вовремя останавливается и одёргивает себя – система безопасности серьёзно заботится о своих пациентах, и если Кроули попытается дотронуться до кого-то здесь, то рискует. Можно было попытать счастья прикоснуться в другие часы, запрещённые, когда он оказывается здесь только потому, что знает нужных людей и помогает им, - сегодня я снова видел звёздное небо. Как то, какое я показывал тебе в Библиотеке. Новым открытием стала планета, которую я не видел в нашей солнечной системе. Скорее всего, она – плод моих фантазий, но если бы ты видела её, Джилл, если бы ты могла её видеть…
Айзек замолкает, и это молчание длится минуты, пока он не делает вдох и не продолжает:
- Она была прекрасна, Джилл. Прекрасна, как и ты. Я решил назвать её твоим именем, тебе бы это понравилось.
Он говорит ещё и ещё – разные мелочи и новые факты, что-то о своей работе и новых людях. Когда Джилл ещё не спала, она интересовалась всем, что происходит с Айзеком. Впрочем, это был взаимный интерес. Иногда Кроули даже казалось, что они хотят больше слушать друг друга, а не узнавать информацию о других.
Когда его монолог был закончен, он встал и попрощался известным только для Джилл жестом, который обязывал вернуться сюда ещё раз. Хотя ему не нужны были причины посещать это место, кроме одной и самой главной. Когда дверь комнаты с Джилл закрывается за его спиной, он опирается на стену и закрывает лицо руками.
«Айзек, это усталость, не более. Ты приходишь сюда и надеешься на то, что твой голос разбудит её, но каждая попытка оказывается провальной. Ничего страшного, Айзек, тебе просто нужно смириться, но ты не можешь. Это как борьба – извечная борьба за её жизнь; если ты не можешь вытащить её, значит держишь где-то совсем рядом свои голосом – ты хочешь верить в это и боишься, что придуманная тобой правда может оказаться ложью. Ты боишься, что всё, во что ты веришь, окажется ложью. Ты боишься узнать, что сквозь сон она даже не слышит твой голос.
Слышишь, Айзек? А она – нет.»

Его голова полна этих мыслей, но Кроули не сдаётся. Он столько лет живёт и пытается жить, что сдаться так запросто – будет слишком просто. Поэтому он убирает руки в карманы и поднимается выше, чтобы сразу выйти к нулевому этажу, а там – к Библиотеке.
Он останавливается внезапно, когда, словно озарение, вспоминает об ещё одном человеке, с которым ему нужно поговорить. Ноги ведут в правильном направлении всё выше, и Айзек останавливается у нужного ему отсека, открывая электронные двери. Тут обстановка немного иная – меньше людей и чуть шире помещение, неравноправие наблюдается даже в том месте, где сознание не ограничено физическим телом. Он неспешно проходит внутрь и осматривает каждого пациента, прежде чем остановиться. Человек, близкий ему по возрасту и духу, находится на расстоянии меньше метра, беззащитный и по-настоящему хрупкий.
Такие слабые человеческие тела.
«Интересно, Айзек, а они могут встретиться во сне?» - вероятно. Говорят, что «Панет» объединяет спящих в одну Систему и даёт им общий сон. Наверное, так оно и есть.
- Привет, дружище, - голос ломается и хрипит, хотя Кроули уже встречался с ним, не так часто, как с Джилл, но всё же, однако он до сих пор не мог привыкнуть к тому, что и Деверо, тот вечно жаждущий справедливости парень с синяком под глазом, теперь спит, и лицо его покрыто морщинами, а тело – старыми шрамами.
Они так постарели – это некогда молодые амбициозные парни.
- Надеюсь, ты наконец-то добился справедливости в том мире. Хотел бы я на это посмотреть. Помнишь, как мы обещали, что сможем выбраться наружу и будем первыми первооткрывателями прежней земли? Я помню. Жаль, ты не прожил до того момента, да и не факт, что я сам проживу. Все близкие, как и ты, уже лежат здесь, - он выдохнул, - может быть я бы хотел присоединиться к вам в этот мир… Но пока не выходит, - он разводит руки в стороны и натянуто улыбается, - сейчас бы кто-то дал мне по голове за это, - и замолкает.
- Может когда-нибудь?

+1

3

Как часто вы замечали, что что-то важное ускользнуло из вашей жизни? Пытались забыть о нем, убеждали себя, что оно не слишком и необходимое было для вас? Чувствовали ли вы после потери чего-то пустоту в душе? Ушедшее забрало часть вас или, ускользнув во что-то среднее между прошлым и забытьём,  тревожит вас до этого времени? Как вы боролись с невыносимой болью в груди? Находили потерянному достойную замену, проигрывали прошлое, чтобы извлечь из него концентрат обезболивающего для души, или… пускали жизнь на самотек?
Столько вопросов… Когда прежде не сталкивался с подобной ситуацией, когда судьба имела хоть какую-то стабильность с  мелкими сюрпризами. Мьюн уже  год задавала такие мысленные вопросы всем знакомым, которые находились в таком же, как и она, положении. И как бы она не изводила себя ожиданием, как бы не напрягала слух и шестое чувство — они не спешили ей отвечать. Просто девушка молчала, пытаясь пережить свое горе в одиночку… как до этого делал ее отец.
Ты бы хоть один съела, что ли, — как-то раздраженно вздохнула Кларисса Деверо, когда вошла в маленькое помещение кухни. Ее дочь, сидя за столом, гипнотизировала застывшим задумчивым взглядом тарелку с пончиками, что стояла перед ней. Женщина, спустя какое-то время, так и не дождавшись хоть какой-нибудь реакции от чада, хмыкнула в сторону, развернулась и пошла на выход из жилища.
Мьюн услышала, как закрылись входные двери, как пиликнул электронный замок на них, когда ее мать провела по нему карточкой. После того, как в жилище стало тихо, когда приторный шлейф духов родительницы помалу исчез под воздействием хорошей вентиляции, девушка не спеша взяла вилку… Наколов на столовый прибор соевый пончик, начала елозить им по лужице соевого соуса. Мьюн, как ни странно, не хотела есть. Тем более не желала отведывать то, что предложила ей мать.
Девушка тяжело вздохнула и отложила вилку в сторону. Ей становилось трудно дышать… Взгляд Деверо метался по пространству кухни, которая теперь казалась ей какой-то неестественно большой и пустой. Она все никак не могла привыкнуть, что в этом помещении больше не послышится мягкий и нежный голос отца, что он, опаздывая на работу, в спешке не забежит сюда и не станет неуклюже заваривать утренний чай. Мьюн прикрыла руками глаза, сдерживая рвущиеся наружу чувства и… слезы. Наверное, плохим решением было использовать сегодняшний бонус: за чистосердечно отработанные часы, один из капитанов решил отпустить ее пораньше домой. Вот и расплачивается теперь — новое недовольство от матери, с которой в последнее время отношения не ахти, душевная боль от воспоминаний и головная боль с вопросом, чем же занять себя вечером.
Последней задаче девушка мгновенно нашла решение, когда, взволновано шмыгнув носом, уткнулась им в рукав отцовского кителя. Как ни странно, для нее он еще держал в себе запах ее родителя. Прижавшись к рукаву щекой, Мьюн пустила одинокую слезу и решила сейчас же отправиться в «Панет» к отцу. Благо в данное время будет пересмена и, кажется, там будет тот дяденька-ученый, что с первых дней «сна» отца хорошо относился к ней. Девушка подняла взгляд на висящий на стене календарь и ее губы дернулись в улыбке:  точно, заступают на ночную смену в «Панете» нужные люди.
Закрыв дверь жилища, в котором теперь жили… нет, существовали (или же считали свои бренные дни, как и остальная тысяча жителей Ковчега) два человека, Мьюн неспешным шагом направилась к Центральной части «Панет», к лестнице на нижние этажи. Можно, конечно, и на лифте спуститься, вон он по правую сторону за углом… нет, так дорога к отцу будет на двадцать метров длиннее. Деверо почти неощутимо коснулась перил, медленно переставляя ноги, начала спускаться все ниже и ниже. Второй этаж Системы не встретил ее спешащими на работу и с нее разной профессии людьми, она приветствовала удушающими объятиями тишины, такой морозящей, что до гусиной кожи даже на пятках. Девушка, не рассматриваясь по сторонам, уверенно двигалась к дверям, за которыми в одном из «цветков» спал ее отец.
Когда электронные двери открылись после проверки данных ее карточки, Мьюн прошла внутрь отсека, все еще смотря себе под ноги. Выросшая на пути фигура в темном пальто удивила девушку, и она спешно остановилась. Переведя дыхание, за которым не следила во время спуска на этот этаж, Деверо подняла глаза на мужчину, за спиной  которого она оказалась. «Кто он? Как давно здесь? Один из ученых… или же посетителей? Тогда к кому он пришел?» Рассматривая в эти секунды видимую со спины часть лица довольно-таки взрослого незнакомца, Мьюн пыталась понять, на кого из «спящих» он смотрит, и не помешала ли она ему. Ощущение, что она прервала его «беседу с другом», только усиливалось.
Переступив с ноги на ногу, собрав воедино остатки уверенности, Деверо прошла немного вперед и поравнялась с мужчиной. Таким способом она хотела показать, что он теперь не один и ему не стоит переживать о том, что его подло подслушивают. Взглянув на молчаливого незнакомца искоса, Мьюн вздохнула, чем хотела обратить на себя внимание… «Мистер, так к кому вы пришли?» Девушка посмотрела перед собой, взгляд уперся в капсулу с мирно спящим родителем, а там, по правую сторону, находился молодой парень… Она еще раз взглянула на мужчину, не смотрит ли он часом на него, а вдруг это его сын?
Очередной вздох. Крепко сцепленные в замок пальцы рук.
Вы… — и Мьюн резко умолкла, так и не задав вопроса «Вы к кому-то пришли?».
Она взглянула на мужчину снизу вверх, казалось, что он тоже только что смотрел на нее, а теперь с полуулыбкой разглядывал умиротворенное лицо старшего Деверо. Теперь у девушки не было сомнений, что у ее родителя появился еще один посетитель… Может, их есть еще больше, только она об этом не знает? Ведь новичкам-офицерам службы охраны пока еще не доступны видеофайлы из отсеков «Панет».
Вы пришли к… папе? — Мьюн посмотрела на мужчину, уже мысленно перебирая «аудиотеку» с рассказами отца и думая, где этот незнакомец  мог быть главным героем.

0


Вы здесь » Folio Verso » Прошлое » [20.04.2115] Нити, связывающие нас.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC